Объявление

Collapse
No announcement yet.

Кулер (новая зарисовка из унылой жизни офиса)

Collapse
X
 
  • Filter
  • Время
  • Show
Clear All
new posts

  • Кулер (новая зарисовка из унылой жизни офиса)

    Кулер

    Потёк у нас в офисе кулер. Событие обыденное, если не сказать, прозаическое. Однако ж в офисе как раз такие рядовые события и вызывают самые что ни на есть живейшее возбуждение и участие. И в самом деле, как же с текущим кулером работать? Ни водички холодной испить. Да вдобавок того гляди, затопит весь этаж, ножки всем промочит, простудимся еще и начнем носом шмыгать - налицо угроза технике безопасности. Нет, так не годится, надо проблему решать.

    Собрались мы вокруг неисправности и думаем, как решать проблему. Надо заметить, что в иных офисах кулеры незатейливы: бачок сверху и краник снизу. Наш кулер не таков. Наш кулер - торжество технической мысли поза-позапрошлого десятилетия. Громаден как шкаф, массивен как сейф, лампочками перемигивается и порой угрожающе жужжит, чем случайно забредших посетителей пугает. Даже гордимся мы своим кулером за это. Но в этот раз подвел нас кулер и потёк. Лужа уже, между прочим, натекла приличная.

    - Может, в техподдержку позвоним? - робко предлагает молодая стажёрка.

    Но наши мужчины - не робкого десятка. Это по долгу службы мы менеджеры, да ассистенты, а в нештатных ситуациях мы герои. Богатыри - не вы! Что нам потекший кулер? Особенно сейчас, после опрометчивых слов стажёрки. Техподдержка, ха! И вот, начинает менеджер этот кулер потихоньку наклонять, чтобы досмотреть его на предмет протечки. Кулер скрипит, но поддается. Герою на помощь приходим мы, один помогает в полную силу, аж пыхтит. А я слегка за уголок поддерживаю, вроде тоже при деле. Кулер наклонён.

    - Может, его сперва из розетки выключить? - опять подает голос стажёрка.

    Как только она это говорит, раздается ужасный треск, зигзагом летят искры и становится внезапно темно, неясно почему. И вслед за этим ужасающий грохот и брызги мелкой крошкой мне в лицо - это кулер упал в лужу от самого же себя. Впрочем, причина темноты тоже понятна - вырубило пробки и нет электричества. Офис ведь в подвале, и окна у нас только под самым потолком и то, только в кабинете директора. И вот, вырубило пробки, света нет, а мы растерялись, кулер не удержали, вот он и упал в свою же лужу.

    Конечно, в наших рядах паника. Кто-то визжит. Кто-то стонет. Кто-то натурально сквернословит, причем не как в книжках бывает, про матросов, где трехэтажные ругательства, аж заслушаешься. Нет, простыми ёмкими междометиями выражает наш общий настрой. Но вот устаканили мы свои расшатанные нервы, повключали фонарики в своих телефонах, подсвечиваем как можем. Оцениваем ситуацию.

    Ситуация аховая. Кулер лежит на боку и выходную дверь собой перегораживает. Пока стоял он прямо, его можно было наклонять и как-то мобилизировать, но когда он на боку раскочевряжился, его шевелить вообще представляется затруднительным. Пожарный выход и окна только у директора в кабинете. Кабинет директора закрыт на ключ, а директор на две недели в отпуске. Ящик с пробками электрическими за дверью, у входа. Вход в офис отдельный, с улицы, сразу к нам, в сырой подвал. Мобильники у нас в подземелье испокон веку не ловили. Вдобавок ко всему героического менеджера кулером пришибло.

    Лежит менеджер, хрипит, не шевелится, но дышит. Значит, жив. Оттянули мы его в уголок, тряпочку в лужице от кулера смочили, на голову постелили, пускай в себя приходит.

    Попробовали мы с коллегой кулер подвигать - нет, не поддается. Тонну, наверное, весит, а то и три. Дверь выходную тоже, как назло, кулер подпёр так, что не откроешь, даже щелочку маленькую, чтобы хоть на помощь позвать - никак. Темно. Светим друг на друга белесым светом мобильников, а всё равно ничего не видим.

    И вот сидим мы в подвале, я, коллега мой, менеджер полуживой в углу отмокает, и восемь экзальтированных дам в панике.

    - Мужчины! Ну сделайте же что нибудь, - визжат.

    А что мы сделаем? Так и сидим в темноте, и ждём, пока нас кто-нибудь хватится. Сидим, час ждем, два ждем, три ждем - нет, никто не хватился. Все на взводе. Ругаемся на стажёрку - а на кого ж еще? - что вот, накаркала. На душе тускло.

    - Спокойно! - говорю я, - не может же быть, чтобы наше отсутствие никто не обнаружил. Ну ладно, директор наш, Константин Геннадьич, в отпуске, может не следит за нашими успехами. Но клиенты наши, поставщики и субконтракторы - они-то заприметят, что телефоны наши не отвечают. Точно, они-то уж, заметив это, всенепременно доложат куда следует, приедут спасатели, разрежут этот чёртов кулер автогеном и выйдем мы на воздух, свеженькие, как огурчики.

    И, ободрённые этой мыслью, сидим дальше. Долго сидим. Уже и в мобильниках батарейки заканчиваются одна за другой, света всё меньше. Хорошо, хоть кулер есть, с питьем проблем нет. И туалет на ключ не закрыт, а то вообще непонятно было бы, что делать, если приспичит. Так что с этим самым проблем нет, можно наощупь сходить. Но жрать охота. От голода уже весь живот скрутило и голова болит. Уже и мыслишки мерзкие потихоньку лезут.

    Проходит уж неприлично много времени, и вдруг разом понимаем мы, что про нас все забыли. Мы-то думали, мы важные, работаем полезно, без нас в нашей индустрии все дела встанут. Ан нет, не встала наша отрасль без нас, очевидно. Потому как никто к нам не пришел и в дверь не постучался: как вы там, дескать.

    Ну что делать, надо как-то приспосабливаться. Бухгалтерша и говорит, в темноте:

    - Раз уж мы волею судеб оказались в таких перипетиях, то надо как-то адаптироваться к такому положению дел. Надо потихоньку налаживать наш маленький социум и выживать в этих диких пещерах. Я видела - продолжает, - в Мире Животных про эволюцию передачу, так вот, чтобы наш офисный род не угас, нам следует себя воспроизводить. Сиречь мы должны приступить к размножению. Как раз нас восемь женщин, и двое мужчин, и один не живой не мертвый, всем всё должно хватить.

    Я, не то чтобы был против продолжения рода, особенно ради социума, нет. Я был очень даже за, и стажёрка меня к себе располагала, да и бухгалтерша в темноте была в общем, ничего так. Но голод глушил все мои размножательные позывы, и в желудке как будто ездил маленький трактор. Да и все мы уже изрядно проголодамшись. Поэтому бухгалтерша продолжает:

    - Да, к сожалению, в условиях нехватки продовольствия нам придется прибегнуть к гнусному и постыдному для современного человека занятию - каннибализму. В будущем, чтобы восполнить наш запас еды, мы должны размножаться быстрее, чем питаемся, чтобы часть нашего потомства мы могли пожирать без ущерба для нашего офисного человеческого ареала. Но это - потом, в долгосрочной перспективе. Начнем же мы с того, что съедим нашего менеджера Андрея, лежащего в углу, при всем безмерном уважении к нему и к его заслугам, как к примерному и в высшей степени блестяшему работнику. Давайте, Василий, возьмите нож для резки бумаги и ножницы - других инструментов у нас нет - и отрежьте от Андрюши кусок филейной части, к чему тянуть.

    Кажется, бухгалтерша уже была сама не в своем уме, и я сквозь тьму видел, как жадно она облизывается. Да и все мы, мой коллега, стажёрка и еще шесть голодных женщин, признаться, заметно ошалели от голода. Поэтому, почуяв, к чему идет дело, дико завыли и заползали по полу, медленно сужая кольцо вокруг лежащего, в прошлом коллеги, а нынче - обеда.

    - Еда. Еда. Еда... - выдыхали мы в общем порыве нашей неистовой бешеной сатурналии, воя от возбуждения, пока наши жадные лапищи тянулись к теплой и сочной плоти...

    ...тут я очнулся. Молодая стажерка заботливо протирает мне лоб салфеткой, а менеджер ласково, но твёрдо колотит по щекам. Оглядываюсь вокруг. Офис. Свет горит. Кулер лежит на боку. Мимоходом подмечаю, что не такой уж он и массивный, чтобы дверь загородить.

    - О, Василий, вы в сознании? - затараторила бухгалтерша. - А то как эта бандура вас по лбу приложила, так мы думали сотрясение у вас, не меньше. Даже скорую вызвали.

    Скорая приехала и наложила мне на лоб пластырь. Кулер поставили на место, и он, по странному течению обстоятельств, почему-то больше не тёк, зараза. Я уселся в мягкое кресло поудобнее. Не знаю зачем покосился на менеджера Андрея. Медленно, задумчиво сжевал бутерброд. И открыл "Фейсбук". Офис вернулся в свой привычный ритм.

  • #2
    В этот раз без морбидной патологии, разве что чуть-чуть каннибализма, и то, вовремя остановились.

    Comment


    • #3
      Порнуху попробуй!Ждемс.
      Если где-то человек попал в беду,
      Человеку мы подарим какаду

      Comment


      • #4
        по мотивам Зощенко?

        Или путаю с юмористическим рассказом времен 80х годов?
        Посмотрел рекламу, проникся и перешел на "Жиллет". С первого же бритья перестал пить, курить, ширяться, ругаться матом и бить жену.

        Comment


        • #5
          Сообщение от 23b40 Посмотреть сообщение
          по мотивам Зощенко?

          Или путаю с юмористическим рассказом времен 80х годов?
          Даже и не знаю, со стороны виднее Наверное, Зощенко, очень уж люблю его.

          Comment


          • #6
            Сообщение от Ермолаев Посмотреть сообщение
            Даже и не знаю, со стороны виднее Наверное, Зощенко, очень уж люблю его.
            Был рассказ в 80х годах. Контора в подвале. Один сотрудник еще рассказал другим что ему мужик должен миллион рублей, проигрался в карты. И что он теперь типа как миллионер, только вот похоже миллион ему обломится не скоро.

            Прорвало трубу, двери разбухли, их затапливало. Они звонили в ЖЭК, еще куда-то, везде занято или не берут трубку или обед. Сидят на столах, обсуждают как скоро вода дойдет до потолка и т.п.

            Наконец пришел сантехник-спаситель, открыл двери, заткнул трубу - это был именно этот мужик, что должен миллион.


            Я его читал в каком-то журнале, не помню каком.
            Посмотрел рекламу, проникся и перешел на "Жиллет". С первого же бритья перестал пить, курить, ширяться, ругаться матом и бить жену.

            Comment


            • #7
              Сообщение от 23b40 Посмотреть сообщение
              Был рассказ в 80х годах. Контора в подвале. Один сотрудник еще рассказал другим что ему мужик должен миллион рублей, проигрался в карты. И что он теперь типа как миллионер, только вот похоже миллион ему обломится не скоро.

              Прорвало трубу, двери разбухли, их затапливало. Они звонили в ЖЭК, еще куда-то, везде занято или не берут трубку или обед. Сидят на столах, обсуждают как скоро вода дойдет до потолка и т.п.

              Наконец пришел сантехник-спаситель, открыл двери, заткнул трубу - это был именно этот мужик, что должен миллион.


              Я его читал в каком-то журнале, не помню каком.
              Интересно, сколько борзописцев на земле русской, эх

              Comment


              • #8
                Сообщение от Ермолаев Посмотреть сообщение
                Кулер

                Потёк у нас в офисе кулер. Событие обыденное, если не сказать, прозаическое. Однако ж в офисе как раз такие рядовые события и вызывают самые что ни на есть живейшее возбуждение и участие. И в самом деле, как же с текущим кулером работать? Ни водички холодной испить. Да вдобавок того гляди, затопит весь этаж, ножки всем промочит, простудимся еще и начнем носом шмыгать - налицо угроза технике безопасности. Нет, так не годится, надо проблему решать.

                Собрались мы вокруг неисправности и думаем, как решать проблему. Надо заметить, что в иных офисах кулеры незатейливы: бачок сверху и краник снизу. Наш кулер не таков. Наш кулер - торжество технической мысли поза-позапрошлого десятилетия. Громаден как шкаф, массивен как сейф, лампочками перемигивается и порой угрожающе жужжит, чем случайно забредших посетителей пугает. Даже гордимся мы своим кулером за это. Но в этот раз подвел нас кулер и потёк. Лужа уже, между прочим, натекла приличная.

                - Может, в техподдержку позвоним? - робко предлагает молодая стажёрка.

                Но наши мужчины - не робкого десятка. Это по долгу службы мы менеджеры, да ассистенты, а в нештатных ситуациях мы герои. Богатыри - не вы! Что нам потекший кулер? Особенно сейчас, после опрометчивых слов стажёрки. Техподдержка, ха! И вот, начинает менеджер этот кулер потихоньку наклонять, чтобы досмотреть его на предмет протечки. Кулер скрипит, но поддается. Герою на помощь приходим мы, один помогает в полную силу, аж пыхтит. А я слегка за уголок поддерживаю, вроде тоже при деле. Кулер наклонён.

                - Может, его сперва из розетки выключить? - опять подает голос стажёрка.

                Как только она это говорит, раздается ужасный треск, зигзагом летят искры и становится внезапно темно, неясно почему. И вслед за этим ужасающий грохот и брызги мелкой крошкой мне в лицо - это кулер упал в лужу от самого же себя. Впрочем, причина темноты тоже понятна - вырубило пробки и нет электричества. Офис ведь в подвале, и окна у нас только под самым потолком и то, только в кабинете директора. И вот, вырубило пробки, света нет, а мы растерялись, кулер не удержали, вот он и упал в свою же лужу.

                Конечно, в наших рядах паника. Кто-то визжит. Кто-то стонет. Кто-то натурально сквернословит, причем не как в книжках бывает, про матросов, где трехэтажные ругательства, аж заслушаешься. Нет, простыми ёмкими междометиями выражает наш общий настрой. Но вот устаканили мы свои расшатанные нервы, повключали фонарики в своих телефонах, подсвечиваем как можем. Оцениваем ситуацию.

                Ситуация аховая. Кулер лежит на боку и выходную дверь собой перегораживает. Пока стоял он прямо, его можно было наклонять и как-то мобилизировать, но когда он на боку раскочевряжился, его шевелить вообще представляется затруднительным. Пожарный выход и окна только у директора в кабинете. Кабинет директора закрыт на ключ, а директор на две недели в отпуске. Ящик с пробками электрическими за дверью, у входа. Вход в офис отдельный, с улицы, сразу к нам, в сырой подвал. Мобильники у нас в подземелье испокон веку не ловили. Вдобавок ко всему героического менеджера кулером пришибло.

                Лежит менеджер, хрипит, не шевелится, но дышит. Значит, жив. Оттянули мы его в уголок, тряпочку в лужице от кулера смочили, на голову постелили, пускай в себя приходит.

                Попробовали мы с коллегой кулер подвигать - нет, не поддается. Тонну, наверное, весит, а то и три. Дверь выходную тоже, как назло, кулер подпёр так, что не откроешь, даже щелочку маленькую, чтобы хоть на помощь позвать - никак. Темно. Светим друг на друга белесым светом мобильников, а всё равно ничего не видим.

                И вот сидим мы в подвале, я, коллега мой, менеджер полуживой в углу отмокает, и восемь экзальтированных дам в панике.

                - Мужчины! Ну сделайте же что нибудь, - визжат.

                А что мы сделаем? Так и сидим в темноте, и ждём, пока нас кто-нибудь хватится. Сидим, час ждем, два ждем, три ждем - нет, никто не хватился. Все на взводе. Ругаемся на стажёрку - а на кого ж еще? - что вот, накаркала. На душе тускло.

                - Спокойно! - говорю я, - не может же быть, чтобы наше отсутствие никто не обнаружил. Ну ладно, директор наш, Константин Геннадьич, в отпуске, может не следит за нашими успехами. Но клиенты наши, поставщики и субконтракторы - они-то заприметят, что телефоны наши не отвечают. Точно, они-то уж, заметив это, всенепременно доложат куда следует, приедут спасатели, разрежут этот чёртов кулер автогеном и выйдем мы на воздух, свеженькие, как огурчики.

                И, ободрённые этой мыслью, сидим дальше. Долго сидим. Уже и в мобильниках батарейки заканчиваются одна за другой, света всё меньше. Хорошо, хоть кулер есть, с питьем проблем нет. И туалет на ключ не закрыт, а то вообще непонятно было бы, что делать, если приспичит. Так что с этим самым проблем нет, можно наощупь сходить. Но жрать охота. От голода уже весь живот скрутило и голова болит. Уже и мыслишки мерзкие потихоньку лезут.

                Проходит уж неприлично много времени, и вдруг разом понимаем мы, что про нас все забыли. Мы-то думали, мы важные, работаем полезно, без нас в нашей индустрии все дела встанут. Ан нет, не встала наша отрасль без нас, очевидно. Потому как никто к нам не пришел и в дверь не постучался: как вы там, дескать.

                Ну что делать, надо как-то приспосабливаться. Бухгалтерша и говорит, в темноте:

                - Раз уж мы волею судеб оказались в таких перипетиях, то надо как-то адаптироваться к такому положению дел. Надо потихоньку налаживать наш маленький социум и выживать в этих диких пещерах. Я видела - продолжает, - в Мире Животных про эволюцию передачу, так вот, чтобы наш офисный род не угас, нам следует себя воспроизводить. Сиречь мы должны приступить к размножению. Как раз нас восемь женщин, и двое мужчин, и один не живой не мертвый, всем всё должно хватить.

                Я, не то чтобы был против продолжения рода, особенно ради социума, нет. Я был очень даже за, и стажёрка меня к себе располагала, да и бухгалтерша в темноте была в общем, ничего так. Но голод глушил все мои размножательные позывы, и в желудке как будто ездил маленький трактор. Да и все мы уже изрядно проголодамшись. Поэтому бухгалтерша продолжает:

                - Да, к сожалению, в условиях нехватки продовольствия нам придется прибегнуть к гнусному и постыдному для современного человека занятию - каннибализму. В будущем, чтобы восполнить наш запас еды, мы должны размножаться быстрее, чем питаемся, чтобы часть нашего потомства мы могли пожирать без ущерба для нашего офисного человеческого ареала. Но это - потом, в долгосрочной перспективе. Начнем же мы с того, что съедим нашего менеджера Андрея, лежащего в углу, при всем безмерном уважении к нему и к его заслугам, как к примерному и в высшей степени блестяшему работнику. Давайте, Василий, возьмите нож для резки бумаги и ножницы - других инструментов у нас нет - и отрежьте от Андрюши кусок филейной части, к чему тянуть.

                Кажется, бухгалтерша уже была сама не в своем уме, и я сквозь тьму видел, как жадно она облизывается. Да и все мы, мой коллега, стажёрка и еще шесть голодных женщин, признаться, заметно ошалели от голода. Поэтому, почуяв, к чему идет дело, дико завыли и заползали по полу, медленно сужая кольцо вокруг лежащего, в прошлом коллеги, а нынче - обеда.

                - Еда. Еда. Еда... - выдыхали мы в общем порыве нашей неистовой бешеной сатурналии, воя от возбуждения, пока наши жадные лапищи тянулись к теплой и сочной плоти...

                ...тут я очнулся. Молодая стажерка заботливо протирает мне лоб салфеткой, а менеджер ласково, но твёрдо колотит по щекам. Оглядываюсь вокруг. Офис. Свет горит. Кулер лежит на боку. Мимоходом подмечаю, что не такой уж он и массивный, чтобы дверь загородить.

                - О, Василий, вы в сознании? - затараторила бухгалтерша. - А то как эта бандура вас по лбу приложила, так мы думали сотрясение у вас, не меньше. Даже скорую вызвали.

                Скорая приехала и наложила мне на лоб пластырь. Кулер поставили на место, и он, по странному течению обстоятельств, почему-то больше не тёк, зараза. Я уселся в мягкое кресло поудобнее. Не знаю зачем покосился на менеджера Андрея. Медленно, задумчиво сжевал бутерброд. И открыл "Фейсбук". Офис вернулся в свой привычный ритм.


                Здесь уже Зощенко отдает.

                Comment

                Working...
                X